Редакционный портфель. Выпуск 2. Элина Дворкин

Редакционный портфель. Выпуск 2. Элина Дворкин

Ведущий рубрики «Редакционный портфель», руководитель сектора «Поэзия»  Правления МСП (КМ) Игорь Исаев знакомит нас с новым автором:



С Элиной Дворкин заочно знаком без малого два десятка лет. Мы оба родом из удивительного, неповторимого, прекрасного города Баку. Безжалостные девяностые разметали бакинцев – родственников, друзей, одноклассников, соседей – по разным странам, городам и весям.
В начале двухтысячных годов Интернет дал многим из нас возможность отыскать земляков. Неоценимую роль в налаживании потерянных связей, поиске людей играл замечательный русскоязычный сайт «Baku.ru», объединявший в свои лучшие годы до семидесяти тысяч зарегистрированных пользователей. На виртуальной платформе одной из первых социальных сетей действовало множество сообществ, клубов по интересам. Мы познакомились с Элиной на страницах литературного клуба «Baku.ru». Многие стихи из сегодняшней подборки я впервые прочитал в её журнале на этом сайте. В творчестве Элины подкупают искренность, удивительное сочетание простоты и богатства её поэтического языка, тонкий юмор с горчинкой самоиронии, отсутствие претенциозности. Её стихи, порой внешне спокойные, но полные внутреннего драматизма, всегда душевны и исполнены житейской мудрости.

На фото: Баку в 70-х годах 20 века

Вот что наша сегодняшняя гостья говорит о себе:
«Меня зовут Элина, я родилась в Баку в 1961 году в семье двух химиков. В 1978 году поступила в Азербайджанский мединститут и окончила его в возрасте 24 лет. Со школьных лет я была мечтательным ребенком, подростком увлекалась бардовской песней. Стихи начала писать еще в школе, а поскольку была влюблена в поэзию Блока, то, конечно, подверглась влиянию этой поэзии. Никогда я не считала себя поэтом, не стремилась к публикациям. Проработав в Азербайджане около пяти лет, на волне Карабахского конфликта я с семьей в начале 1990 года переехала в Израиль. Тут я продолжаю работать по специальности – детским врачом. Когда в жизни что-то цепляет меня, я пишу стишок. Люблю юмор, авторскую песню, талантливые стихи и прозу, горячая поклонница флоры и фауны и вообще жизни на Земле. Люблю детей, люблю ребенка в каждом человеке.»

Элина удивительно скромный автор и, насколько я знаю, она до сих пор не выпустила сборника своих работ. Приглашаю вас познакомиться с её поэзией.

Молчание – золото

Научиться молчанью,
Изъясняться в тиши,
Разве это не благо?
Проживай монологи,
А хочешь – пиши,
Стерпит это бумага!


И безмолвная боль,
Словно паника рыб
Или смерть на рассвете,
Приглушая возможный
Полустон-полукрик,
Не услышали б дети...

Бормотанием, хрипом,
Скрежетаньем пластин…

Проповедую рыбам,
Как святой Августин.

Стивенсон

Канделябры и доги,
И дубовые стулья.
А их дамы, как эльфы!
Безмятежны, как боги,
Растянувшись, тянули
Старинные эли.
Танцы плавные бала,
Голубые камзолы,
Кружевные манжеты.
Под плащами — кинжалы,
А на башнях — дозоры,
А в руках — арбалеты.


Воспоминаний паутинка
Запала в душу просто так,
Морская бравая картинка,
Какой-то бриг, какой-то флаг...

На фото: Губернаторский сад в Баку

Весенние мысли

Как неожиданно приходит в Негев лето…
Вчера еще пиджак и шарф на шее,
Сегодня в майку тонкую одета,
Горю в огне, буквально пламенею!
И вспоминается, как в юности лишь в мае
Жакет мы нерешительно снимали,
Коротких платьев шелк, носочки, сабо,
Летучий холодок, но драйв неслабый.

От зимних вдруг избавиться оков!
Холодный сплин растаял, был таков!
У ив бульварных набухают почки,
Пьяняще пахнут белые цветочки
На парапетовских* застенчивых кустах,
А в Губернаторском саду* цветут каштаны,
Уже в листву одеты, как ни странно...
Их редко встретишь в нынешних местах.

И хочется от воспоминаний этих
Жизнь заложить за ландышей букетик,
Или сирени вожделенной гроздь,
Вдохнуть всей грудью моря с нефтью запах,
Взойти на катер по качающему трапу
Весной бакинской, пробирающей насквозь!

* – старые названия бакинских скверов.



На фото: осенний Баку

Баку. Осень

Деревья врублены в асфальт
С прямоугольностью рейсшин,
По темным улицам скользят
Вертлявые тела машин.
И серый вечер без зари,
Совсем лишенный сочных гамм,
Включает робко фонари
И первые огни реклам.
Растратив свой дневной заряд
И лица скрыв в воротниках,
Плетутся люди и молчат,
Совсем как в блоковских стихах.
И вечером на холоду,
Вглядевшись в небо без огня
И не найдя свою звезду,
Ты вспомнишь как-нибудь меня.

Нине

Очемоданим нашу жизнь,
Вольем ей легкость, ненадежность,
Надежды встреч, намек на нежность
К тем, кто заждались уж, поди...
Любовь к дорожным зарисовкам

И к запылившимся кроссовкам,
И к возгласу: «Не уходи...»


На фото: пустыня Негев (Израиль)

Негев

Пески и камни, раскаленный
Пейзаж, оплавленный горелкой
Солнца, паяльником гигантским,
Продутый и изрезанный ветрами.
И вдруг в расщелине случайной
Ложбина, в ней ручей подземный вымыл
Бассейн с зеленоватою водою.
Вокруг тростник, чтоб не сказать папирус,
И тамарисков одиноких проседь.
Смотрела ли тут Сара, как Агарь
Сплетает косы, песню напевая?

Час пик

Руль. Час пик. (Почему не на пляже, босой?!)
Мнутся толпы машин вдоль дорожного вектора.
Облака в небе вытянуты полосой
И имеют рисунок отпечатка протектора.

Ненавижу я пробки, и в сердце протест.
Не стоять же мне, право, тут до ночи!
Я в окно покажу усмиряющий жест,
Вроде «дайте же встроиться, сволочи!»

И упрямо набычусь, и шею нагну,
Пусть и буду я трижды неправою.
То же, может быть, чувствует черная гну Пред смертельною переправою.

Но случилось, и я улучила момент,
Словно прыгнув в поток крокодиловый,
Ожидает в итоге меня хэппи-энд,
И водительский бог гну помилует.

Неизменное

Разве есть неизменное
В этом изменчивом мире?
Разве есть неизменное
В неуклонно стареющих нас?
Постоянный жилец
В меблированной съемной квартире,
Что в сейсмической зоне
Безумный хозяин припас?
Мы живем этим днем,
Озабочены этим моментом,
Неотъемлем препятствий
Привычный и долгий конкур.
Изменяемся мы,
Да и жизнь не стоит монументом,
Сокращая и мысли
До аббревиатур.
Лечим душу улыбкой,
Как в старенькой песне поется,
И себя переделать
Стремимся в угоду судьбе,
Преуспеем ли мы?
Неизменным лишь он остается,
Вечный поиск любви
В мире, в жизни...

А больше в себе.

На фото: озеро Аши в Японии

Осеннее стихотворческое

Цветы роняет бугенвилльи куст,
И облачностью неба озадачен.
Бассейн осенний непривычно пуст,
Вода тепла – нежданная удача!

Гребу и радуюсь, как тот горбатый кит
В погоне за салакой иль макрелью,
А мозг все время что-то мастерит,
Ну, все-таки не полное безделье.

Картинки разные на ум приходят мне
Как темы для стихов, но эта – краше:
Орел выделывает сальто в вышине
Над горным озером японским Аши...

На фото: кадр из фильма А. Тарковского «Сталкер»

Карантинная весна 2020

Исчезли напрочь пробки на шоссе,
Блаженство это, истинное благо.
Цветут самозабвенно травы все,
Ведь этот год не обделил их влагой.
И в старом русле, что лежит сухим
Почти всегда, лужок заколосился.
Коров пасет лениво бедуин,
Полк цапель им в охрану напросился.
Над этой пасторалью голубей
И городских, и диких вьются стаи,
И небо незабудки голубей,
Слегка нахмурясь, отливает сталью.
Вот пара чибисов ведет свой диалог,
А майны– те болтают непрестанно,
И крылья ласточек мелькают неустанно,
Взимая мошками законный свой оброк.
Какие-то соловушки, дрозды
В деревьях скачут и перелетают,
Природа вновь взяла свои бразды
Правленья и из рук не выпускает.
Поэтому-то люди так редки,
Будто пометил нас небесный маркер.
Иду вдоль русла маленькой реки
И чувствую себя как в фильме «Сталкер».

Моё утро

Встаю с утра, как Дракула из гроба,
Вокруг лишь тишина да темнота,
Полуслепа со сна, а мне глядеть бы в оба,
За мною черных кошек два хвоста.

Консервы кошкам, мне – салат и йогурт,
Яичница для мужа. Вялый дрифт.
Душ отрезвляющий, и – головою в омут
– Я выхожу и вызываю лифт.


Не попадая в цель губной помадой,
Спешу закрасить бледность по-людски,
Как тот, кто думал, что пред казнью надо
Лицо раскрасить из отрубленной руки.

Итак, дорога в пробках на работу.
И, чертыхаясь, тяжело дыша,
Я понимаю, обливаясь потом,
Что жизнь моя чертовски хороша!

***

Ветер поджидает за углом.

Вздрогну от удара, ветер-нож

Зазвенит, засвищет: не уйдешь!

Зябко мне, как ветке, как листу.

Губы сини – видно за версту.

Листья тоже изменяют цвет,

Втянутые ветром в джаз-балет.

Душу мне кружит в который раз

Вкрадчивый, разбойный ветер глаз...

Скомкал, оторвал, поворошил,

Ласкою, как ниткою, прошил.

Только ткань увядшего листа

Рвется в прошиваемых местах.

Ветер, обезумевший джазист,

Переводит ритмы танго в свист

В этом танго ты хотел вести.

В этом свисте я должна уйти,

Зажимая пальцами виски,

Ничего не видя от тоски.

О родителях

Все в жизни этой нестабильно, бренно,

Но часто забываем мы о том,

И сердимся на тех самозабвенно,

Кого канонизируем потом...

***

Проходит время, дни не вечны,

На фото запечатлены,

Так расточительно беспечны,

Так возмутительно юны...

На фото: март в Лапландии

Лапландия в марте

Лапландия в марте! Лапландия в марте!

К нам ближе всего, посмотрите на карте.

Там льдов и снегов разноцветные тени,

По городу бродят ручные олени,

Там все фонари носят белые смушки,

Поленницы – тоже и птичьи кормушки.

Там в каждом дворе дремлют скромные лодки,

Там в каждый салат добавляют селедки.

Когда в небе греет костер светло-рыжий,

Там старый и малый гоняют на лыжах,

Там бубен шамана – удерживать Хаос!

И там обитает живой Санта-Клаус.

Гекубе

Жизнь хороша, коль над тобой не каплет,

Родители здоровы, ты – бомонд.

Вот парень, он не слышал имя Гамлет,

Зато отлично делает ремонт.

Всё – краски, шпатели, задор рабочий в кубе,

Хороший нрав – оружие его

Ни он Гекубе, ни ему Гекуба…

Подряд удачный, больше ничего.

А ты не дока в тонкостях отделок,

Троянский конь вышагивает в ночь…

Гекуба, не реви! Ну, что поделать,

Когда к нему уходит твоя дочь?!


Любите ссориться

Любите ссориться, друзья,

Ведь в ссорах встряски наслажденье!

К тому же сладость примиренья,

Не ссорясь, испытать нельзя.

Стал бы философом Сократ

Без жениных крутых разборок?

Конфликт острее «русских горок»,

И уж доступней во сто крат!

И потому мы пьем до дна

Отраву слёз, обид и драмы.

Останутся на сердце шрамы,

Но такова уж ссор цена...

Мы жили…

Мы жили в незыблемой мирной стране,

В незыблемом мире, всё в той же квартире

С рассказами бабушек нам о войне.

Наказано зло. Два в квадрате – четыре.

Но время пробило в песочных часах,

Песчаные замки рассыпались в прах,

Сменились квартиры, эпохи и страны,

Узнали мы войны, утраты и страх.

А дети у нас повзрослели вполне

И знают о войнах, наверно, вдвойне.

У их поколенья свое отношенье

И к нашей, и к им современной войне.

Мне горько, что время украло у них

Иллюзию чудной стабильности мира,

Где все поколенья всё в той же квартире,

Добро победило, и грохот затих.

+16
541
RSS
21:40
+1
Как то тихо у нас здесь. Лето манит?!
И.И.
13:44
+2
Интересные стихи. Перечитывала, и не раз. Чувствуется судьба человеческая на изломе времени, и где-то горечь, ностальгия… «Мы жили в незыблемой мирной стране, в незыблемом мире...» Но жизнь продолжается, берёт своё. Прошлое и настоящее рядом… Бытовые моменты, зарисовки, философские мысли — все подано интересно, необычно. Без пафоса, надрыва и прочих вывертов, просто и искренне. Спасибо за знакомство с автором, Игорь!
14:44
+2
Новый человек, это всегда прирастание через боль, потому что места в душе уже все заняты. Как отодрать что — то чтоб вместить еще новое? Но, оно как новый росток пробивается к душе...«Встаю как Дракула из гроба!». Всегда с утра так… начинаешь слушать… тут-тук… Читаешь и начинаешь привыкать к ровному ритму чужих поэтических строк… Понимаешь, сколь много человек впитал в себя, чтоб выплеснуть. Удачи Вам, Элина Дворкин!
19:35
+2
Интересный автор! Стихи искренни и просты, заставляют вспомнить что-то своё, нотка грусти трогает сердце. Образны, ярки сравнения, сочны рифмы. Читаешь и сопереживаешь, восхищаешься и задумываешься.
Спасибо за знакомство!
06:38
+1
Благодарю за знакомство с Элиной Дворкин.
Пусть не всё из представленного в этом «Портфеле» мне показалось понятным и близким по духу, но я в каждой строке чувствовала искренность Автора.
16:00
+2
Прочитал. Не удержавшись, поджал губы: стихи – так себе, каковых море разливанное на просторах интернета. Но меня в них подкупила интонация, каковая сказала мне больше, чем все прочитанные мною строчки. В ней явно проявлялась нажитая годами женская мудрость. И вот что я прочитал в ней (так сказать, прочитал между строчек): когда нет Времени в глобальном смысле этого слова, и оно, Время, ныне у всех, как песок, вытекает сквозь пальцы, то и нет ничего такого, о чем можно слагать стихи. А потому в прочитанных стихах нет ничего, потому что и писать-то не о чем. Но это объективно-субъективное состояние духа, которое особенно выпукло увиделось мне между строчек – затишье перед бурей, во время которой все полетит в тартарары, или все радикально видоизменится, и тогда появится, наконец, то, о чем будут сами слагаться стихи. Можно, конечно возопить, как это в свое время сделал Максим Горький: «Пусть сильнее грянет буря!». А можно смиренно, как мудрая мать, ждать этой бури, чтобы в любой момент защитить при надобности ни только своих самых близких людей, но всех, кто волей случая окажется под рукой. И такая позиция (каковой мне она увиделась) поценней будет всяких нынешних трескучих стихов и жонглирующих ими пиитов.

Рад знакомству с мудрой и сильной женщиной, не считающей себя поэтессой. :)
17:09
+2
В стихах Элины Дворкин меня подкупило то, что, вероятно, можно разглядеть лишь через призму определённого жизненного опыта. Потому и не всё в них понятно и близко читателям, ведущим вольно или невольно оседлый образ жизни, не знакомым с тем особым привкусом ностальгии, который сквозит в некоторых из представленных стихов.
Где-то это полунамёк, а где-то — наотмашь и на разрыв:
И хочется от воспоминаний этих
Жизнь заложить за ландышей букетик,
Или сирени вожделенной гроздь,
Вдохнуть всей грудью моря с нефтью запах,
Взойти на катер по качающему трапу
Весной бакинской, пробирающей насквозь!


Подборка, на мой взгляд, немного неравнозначна, но, думаю, и автор, и Игорь Исаев хотели показать разную Элину в разные периоды её жизни и творчества. И это правильно и хорошо, потому что однообразные, причёсанные на один манер подборки скучны и неинтересны.
Хочу отдельно сказать об удачных образах, таких, как букетик ландышей в приведенном выше примере, деревья, врубленные в асфальт, паяльник Солнца, лицо, раскрашенное из отрубленной руки...
Отложились эти образы в памяти, вызывая желание следить за творчеством Элины и читать её новые стихи.
18:40
+1
Понравилось стихотворение " Негев".Хотя на этот сюжет писали очень многие: от Ахматовой до Исаева. Но в этом стихотворении пейзаж описан глазами очевидца и этим ценен.
*************
О родителях
«И сердимся на тех самозабвенно,
Кого канонизируем потом...»

Эти строки афористичны.

Дальше пошли «бытовые» стихи: «Час пик»,«Осеннее»…
С моим мнением многие не согласятся, но такие стихи скучны.
Да, такие стихи имеют право быть у каждого пишущего, но, скорее как тренировка.
15:59
+1
За Ахматову спасибо, Галина.)))
Тонкий сарказм принят.
Тем паче, про Негев, не писал ни разу.
Может вы вспомянули Егора Исаева — был такой орденоносный автор ещё в СССР — тот мог.
Что до тренировок…
Литературные игры хороши, но это игры.
Перо своё" отточить" в стихосложении — да, наверное.можно.
Стихи не бывают тренировкой по определению.
У написанного нами текста единственная альтернатива — это или стихи, или не стихи.)))
Как-то так.
И.И.
12:50
+2
У Элины Дворкин хорошо развито чувство языка, запоминаются мифологизмы, вплетенные в стихи современные и даже «бытовые», как было замечено ранее. Мне кажется, такое наслоение эпох будто бы раздвигает пространство текста, делая поэтические образы более объемными и живыми, показывая динамику времени.
И еще я тоже, как и автор, «люблю детей, люблю ребенка в каждом человеке». Рада знакомству — с новым автором и с новой для меня рубрикой! rose